ЗОЖодержимость: болезнь или благо, позитивная тенденция или маньячество

 

Ставим диагноз, разбираем историю болезни и назначаем лечение от ЗОЖодержимости на примере заболевания конкретного пациента

«Говорят, что пить не в моде, в моде щас какой-то ЗОЖ» 

(с) из одной симпатичной и нашумевшей песенки. 

 

Тренды, тенденции и мода, веяния,  направления и бренды.  Вот что управляет жизнью целых социумов, стран, континентов и  галактик. Конечно же, формируют они и поведение каждой отдельно взятой личности, несмотря на её твердые заверения о неподверженности  каким-либо влияниям. 

Когда-то в моде – ах, как жаль, что мы не застали этих времен! – были хиппи и свободная любовь, бывали  и периоды непреодолимого влечения  к Востоку и разным эзотерикам.  А бабушка таки и вообще рассказывала об эпохе массового интереса к Космосу и тяге к освоению новых земель. 

Последнее десятилетие мозги, тело и душу общества оккупировал здоровый образ жизни. Как то внезапно все вокруг начали зожничать, питаться и качаться, всерьёз  интересоваться анатомией и физиологией, нутриентами, и, прости господи, гликемическим индексом. Бросили пить и курить, а на маленький бокальчик  вина начали смотреть как на заразу, по сравнению с которой самая лютая бубонная чума – безобидный детский лепет. 

Это, в целом, чудесная и очень позитивная тенденция, и я рада, что, так или иначе, близко или далеко, но я – в потоке. А в этой так называемой статье хочу рассказать о ЗОЖе, как болезни, которую пережила сама.

I. Инкубационный (латентный) период идентифицировать невозможно как раз потому, что он по своей сути является скрытым. А знать о том, чего у тебя нет, может только Валерия Малышева или экстрасенсы. 

Если оглянуться назад, то, думаю, период заболевания на ЗОЖ у меня начался на пике страстной любви к пиву. 

- Мой папа говорит, что от пива кожа становится очень гладкой, - часто  повторяла подруга, и мы проверяли его теорию, используя бокальчик с благородным напитком в качестве зеркала. 

Мимо пробегали спортсмены, а я упрямо отводила взгляд от целлюлита. Который у меня был на пальцах ног!! А потом переводила обратно. Наверное, именно тогда я начала заболевать. 

II. Продромальный (вводный) период охарактеризовался первыми  неспецифическими проявлениями болезни. Я осознала, что скипидарные ванны – не самый лучший способ борьбы с целлюлитом, а кожа на лице у меня такая гладенькая не от пива, это все жиииир. 

Купила абонемент в тренажерный зал и гламурные штаны,  вместо туповатых роликов с котиками начала посматривать Yougifted, почитывать специализированные сообщества и подписалась на фитнес-блогеров.

Но все происходило настолько медленно, постепенно и неосознанно, что прямо после тренировки я могла прийти в гости к той же подруге и, чинно попивая шампанское с шикаладкой, рассказывать о своих новых знакомых парнях с качалочки. 

III. Период разгара болезни не заставил себя долго ждать. Я взяла кредит и продалась в рабство, чтобы нанять самого лучшего тренера. Заодно и почти решился вопрос с диетой, так как денег на еду стало недоставать. 

Жир уходил прямо на глазах, я прямо таки видела, как он собирался в комочки, которые отделялись от тела и слезали. Наверное, я была неидеальна, но мы с тренером были довольны результатом – 50 кг при росте 1,64 м. 

А однажды наступил один из самых счастливых дней моей жизни,  при обмерах тренер сказал волшебную фразу – тебе больше не нужно худеть.  Я до сих пор помню дату – 05 июня 2013 года.

Я считала калории, прочитывала целые философские трактаты о каждом из микронутриентов пищи, досконально изучила все этапы цикла Кребса и, разбуди меня ночью, с ходу могла рассказать о роли ионов кальция в звене регуляции сократимости мышечной клетки. 

При этом, я знала в какую школу ходит младший сынок Яшанькиных, какие занавески на кухне Линдовера и на каком триместре беременности Арина Скоромная. 

Я состояла в пятнадцати специализированных интернет сообществах, тоннами проглатывала книги о фитнесе, анатомии и физиологии, не гнушалась и глянцем, для подстегивания мотивации часами зависала в инстаграмах красивых фитоняш.

На работу, другие увлечения и толстых друзей времени остро не хватало, но я была худенькая, а разве есть в жизни что-то важнее?! 

Так орторексия  трансформировалась в аменорею и ЗОЖодержимость приобрела медицинские очертания. 

IV. Выздоровление от моих двух болезней ознаменовалось поездкой на Восток, где я успокоилась, по-другому взглянула на себя и подцепила новую хворь – треккинг. Затем подхватила бациллы вездесущего кроссфита, от которых надеюсь никогда не вылечиться.

Недавно я спросила своего воображаемого врача:

- Доктор, я буду жить?

 - Недолго, но весело, - услышала я ответ, и не буду врать – он меня дико порадовал.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить