Срез. Итоги. Мысли

Я дичайше полюбила кроссфит еще когда не подозревала о его существовании. Впервые узнала о нем так: смотрела ролик фитоняхи Ирины Ирис, в котором она рассказывала об этой диковинке. Тогдашняя её форма вызвала доверие, и я начала копать. 

Прочитав непонятно где и непонятно чью половину статьи, ёкнуло: 100 % мое. Я начала читать, изучать и чуть-ли не с помощью частного детектива нашла специализированный зал. Тогда их на целый Киев было всего два, я выбрала по принципу территориальности, и… понеслась.

Как же мне нравилось умирать! Передать это невозможно, да и не надо. Это как про армию или поход по горам, если был – и так знаешь, не был – не поймешь.

Вечера я ждала как бога, ведь вечером – кроссфит. Я подтягивалась на резинке 5 раз, качала пресс с подложенным на ноги медболом и работала с грифом. От натуги вылазили глаза, но я мечтала о блинах, хотя бы по 2,5, все ж не гриф. Через два месяца перешла с On Ramp на обычный кроссфит, что в моей системе ценностей приравнивалось к скачку вперед.

В группе была девочка Галя. Небожитель. Она работала с блинами по 5 кг и смотрела на всех, как на говно. Ну, может не на всех, но на меня точно.

Я работала по 30 часов в сутки, но в зале весь стресс пропадал автоматически. Продрав утром глаза, я первым делом смотрела на сегодняшний воркаут, под это, собссна, был заточен весь мой день. 

Я любила умирать и за полгода превратилась в лошадь (по выносливости, по виду я и так была ею всегда). 

Прошел год, и я по-прежнему любила умирать. 

Прошел еще год и до меня дошло, что не помешало бы поучить скиллы. Нормальному киппингу училась почти год, и пускай разгромят меня все молнии если я научилась. Ходила на тяжелую атлетику, и за год тренировок приблизительно начала понимать, что такое подрыв.

Все шло свои чередом. 

В общей сложности прошло три года. Все, что я получила, дикая каждодневная усталость, сплошные перетрены и сонливость во второй половине дня. Не густо… 

Недавно делала небольшую косметическую операцию и не могла заниматься месяц. Швы болели, как черт, глаза кровоточили в буквальном смысле, простой шаг отдавался покалыванием в глубине гиппокампа, а боль от улыбки приравнивалась к снятию скальпа. Но несмотря на эти, казалось бы, проблемы, я никогда не чувствовала себя более отдохнувшей. Опять начала балагурить и радоваться каплям росы, подначивать людей, ржать. Жить.

Сейчас уже в строю, но – без фанатизма. Вот так вот)   

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить